Чужими глазами
Любимов считает, что говорить о себе — нескромно.
Поэтому рассказать о нем решили его друзья и коллеги.
«Саша», — представился Любимов, — «очень приятно»…
Любимов почти всегда присутствовал в моей телевизионной жизни. Да и сейчас присутствует, хотя гораздо более незримо, чем раньше. Возможно, это профессиональная аберрация памяти. Моя бабушка, например, была уверена, что Н.Н. Дроздов вел свою передачу во времена ее детства, хотя во времена ее детства телевизоров-то не было. А возможно, это связано с его, Александра Михайловича, свойством появляться в чьей-то (в том числе и моей) профессиональной судьбе также неожиданно, как и исчезать из нее. В английском языке есть плохо переводимое выражение "to show up out of blue", типа «появиться из ниоткуда»…

…Короче, первое личное знакомство с Любимовым началось с поцелуев. Это была осень 1997 года. Телекомпания ВИD отмечала свой очередной день рождения, а мы (я уже тогда работал в компании) выпивали за премьеру первого на экранах российского ТВ исторического ток-шоу. Оно называлось немудрено, но амбициозно: «Как это было», вел его Олег Шкловский. Я же был скромным редактором этой программы.

Будучи в изрядном хмелю по этому поводу, Олег потащил меня знакомиться с Любимовым. Это было жутко. Во-первых, потому что Любимов был звездой, а во-вторых он был гигантским и страшным. Про его умение уничтожать подчиненных одним взглядом ходили легенды. Ну и в-третьих, он был самым главным начальником и платил зарплату.

И тогда произошло то самое….

Бывают моменты в жизни, такие маленькие и фактически ничтожные, но оставляющие огромную борозду в сознании. Это был тот самый момент.

Олег Шкловский (они с Любимовым дружили), подошел к Александру Михайловичу, волоча меня одной рукой за собой, и смачно облобызал его, поздравляя с проектом. Я уже практически промямлил «здасьте» и был готов улизнуть. Но в этот момент Шкловский подхватил меня за пояс и буквально прижал меня к лицу большого босса.

«Саша», — представился Любимов, — «очень приятно»…

«Сашей» Александр Михайлович для меня так и не стал. Не говоря уже о том, чтобы перейти на «ты». Кстати, я думаю, что это одна из причин наших многолетних хороших отношений.

Станислав Соловкин
«Взгляд с Александром Любимовым» в Ингушетии, 1994 г.
Перед эфиром
Наше знакомство началось с жеста уважения. Встречу нашу организовал Андрей Разбаш. Я ждала мега-звезду по имени Саша Любимов в его приемной в АСК-3 (Останкино). Его секретарь, ответив на звонок, меня предупредила о том, что он задерживается на 10 минут (!), и я навсегда запомнила этот момент как жест уважения ко мне, незнакомому ему человеку. Жест мне понятный и близкий.

Через пару лет мы выпускали «Взгляд с Александром Любимовым». Это был май 1994 года. Несмотря на то, что это был первый прямой эфир в моей биографии, я помню, сочиняла с операторами настоящий клип в прямом эфире, с которого должна была начинаться программа. После шапки под музыку Саша входил в студию, садился за стол, что-то подчеркивал, что-то перекладывал, поднимал голову и начиналась первая подводка. Я изматывала операторов бесконечными репетициями, добиваясь того, что нормальные люди, как я потом узнала, снимают заранее, обрабатывают в компьютере, а потом выдают за «лайф». Но у нас получилось! Несмотря на тяжеленные неудобные студийные камеры и всеобщее волнение. Это было эффектное начало. Я сидела за пультом, позади меня стоял Влад Листьев, который после нашего входа в программу, внятно произнес: «Я тоже так хочу». (Его премьера программы «Час Пик» должна была состояться через несколько дней.)

Алла Плоткина

...Помню, как, вернувшись из очередной поездки, я сидел без штанов в переполненной коллегами монтажке...
Во время работы во «Взгляде» у меня был горячий период частых командировок на войну в Чечне. Помню, как, вернувшись из очередной поездки, я сидел без штанов в переполненной коллегами монтажке. Кругом суетливо ходили ассистенты режиссера, тот перекрикивался на своем сленге с монтажером, рядом сидела выпускающий редактор и штопала мои грязные джинсы, а сзади над всеми стоял Саша и, не отрываясь, следил за склейками на мониторе. Было раннее утро перед выходом очередного пятничного выпуска легендарной программы...

Эта рабочая сцена запечатлелась в моей памяти и ассоциируется с коллективом, который возглавлял Саша Любимов. Такой команды общего дела, как в редакции «Взгляда», у меня, пожалуй, уже не было. Эту атмосферу солидарного в работе коллектива создавал руководитель, он для всех был не начальником, а старшим товарищем.

Благодарен ему не только за тот непринужденный творческий дух, но, конечно же, за профессиональную школу, за навыки, которые я усвоил на всю жизнь. Эта школа особенная, «взглядовская». Она научила своих «учеников» разглядеть конкретного человека и его судьбу в любых, даже самых масштабных исторических событиях: это судьбы семей после Беловежских соглашений и развала единой огромной страны; аульский ветеран Великой Отечественной во время боев за горную Чечню и вызволенные пленные из подвалов; контуженный мальчик и две его матери вроде враждующих национальностей... Именно во «Взгляде» я научился разглядывать людей и интересоваться их судьбами больше, чем глобальными событиями.

Благодарен Саше также за то, как он по-отцовски переживал за попавших в беду своих ребят и вызволял нас из зиндана.

...Тот выпуск «Взгляда», над монтажом которого я сидел без штанов, был одним из самых человечных на российском телевидении. Когда, наконец, собрали программу, Саша сказал: «Отличччно!» Он так говорил, когда ему все нравилось. И я сегодня, когда доволен всем, восклицаю: «Отличччно!»

Ильяс Богатырев
Ильяс Богатырев привозил во «Взгляд...» репортажи из Чечни. Фото сделано в Грозном на месте его похищения вместе с оператором Владиславом Черняевым, 1997 г.
В этот раз мы выходили без всякого клипа в начале программы, поскольку под столом у Саши сидел инженер, который разве что не зубами держал два конца телефонного провода…
Жанр прямого эфира правильнее всего сравнить с прогулкой по минному полю. Саша это обожает. А у меня навсегда остался в памяти один случай, как пример того, какая это опасная история!.. Мы выходили с программой в прямом эфире днем на Дальний Восток. Потом в записи шли по орбитам и где-то около 23 часов — на Москву. В тот день верстку изменили буквально за час до студии. Произошло покушение на Бориса Березовского. Он был в больнице, и на короткой летучке, состоявшейся в курилке, решено было устроить Саше в студии что-то наподобие телемоста с Березовским в больнице. Рассудили так — Березовский в больнице смотрит в прямом эфире нашу программу, слышит Сашины вопросы, отвечает по своему мобильному, а у нас его мобильный набран из аппаратной звукорежиссера и выведен на громкую связь в студию. Словом, стандартный вариант, как меня опытные бойцы прямого эфира уверили. Сказано — сделано. Готовимся. До прямого эфира каждая секунда важна. Поэтому, помнится, меня сильно раздражал звукорежиссер Леня Соловьев, который проходя через мою режиссерскую аппаратную, каждый раз останавливался напротив меня в задумчивости и, проникновенно глядя в глаза, произносил: «Нет, я не понимаю!..» «Чего ты не понимаешь?!» — кричала я, и Леню сдувало до следующего раза. Пока, наконец, в очередной раз, остановившись напротив меня, он не закончил фразу: «Нет, я не понимаю!.. Как Березовский будет смотреть наш эфир в больнице, если больница в Москве, а мы сейчас выходим на Дальний Восток?!..»

Сейчас – это минуты через три… Я орала так, что даже видавшие виды инженеры АСБ-4 испугались… В оставшиеся минуты связывались с выпуском, чтобы оттянуть наш выход в эфир на несколько минут, искали какой-нибудь завалященький телефонный аппарат, который можно было бы поставить к Саше в студию на стол, нашли красный (!) чешский, но у него не хватало телефонного шнура… Короче, в этот раз мы выходили без всякого клипа в начале программы, поскольку под столом у Саши сидел инженер, который разве что не зубами держал два конца телефонного провода… Вот такие радости вспоминаются!

Потом я поставила «Угадай мелодию», и, помню, как Саша искренне и с восхищением по поводу сделанного проекта, меня поздравлял… Потом мы очень много лет не виделись, и анекдотически встретились на заправке ВР… Летали на Соловки с семьями… Я помогала ему с проектом «Имя Россия», он помогал мне выкарабкаться после небольшой, но очень убедительной по последствиям автомобильной аварии…

Алла Плоткина
Аппаратная в джунглях
…Следующим ярким «выныриваем» Любимова out of blue в моей судьбе стал, конечно, «Последний герой». Это был самый смелый проект по тем временам, самый сложный да и самый дорогой, как я подозреваю. Соответственно – самый рискованный. Только теперь, спустя пятнадцать с лишним лет я могу понять, насколько трудным было каждое, буквально, решение в этой программе. От количества презервативов на одного участника до названия команд – все требовало взвешенности и раздумий. Любое решение стоило больших денег. А каждое неправильное - в перспективе - могло обернуться катастрофой.

Зачем Любимов и Кушнерев взяли меня менеджером на проект, я не понимаю до сих пор. Подозреваю, что исключительно из-за английского, которым я владел – не слишком частый для телевизионщика тех лет навык. И вообще, мне кажется, что по важности принятия решений моя персона проходила, скорее, по категории «и др.», то есть где-то после презервативов… Но и это был гигантский риск. Не думаю, что открою коммерческую тайну – решение взять меня на проект стоило порядка 15 тысяч долларов. Это как лишние 100 граммов в Космос отправить. И сейчас – большие деньги, а в 2001 году…

В то время одной из главных фраз Любимова была «мне все равно, с кем работать» или «я могу работать с кем угодно».

Тогда я думал, что это про тех, остальных: тупых, недалеких, непрофессиональных. Полагаю, что и ко мне эта фраза относилась тогда в полной мере.

Не знаю, как бы сложилась моя судьба без «Последнего героя», не возьми Любимов с Кушнеревым меня на этот проект. Но наверняка – по-другому.

Станислав Соловкин
«ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ». ШОУ СЛОЖНОПОСТАНОВОЧНОЕ: 300 ЧЕЛОВЕК, 50 КАМЕР, КУЧА ВЕРТОЛЕТОВ И СПЕЦТЕХНИКИ.
Саша удивительный друг. Это знают те, кому посчастливилось оказаться в числе его друзей, это знают вдовы и дети его друзей, которых с нами уже нет…

Несколько лет назад мой духовник строил храм в честь Александра Невского при МГИМО. Я позвонила Саше спросить, нет ли у него возможности поддержать стройку финансово.
Он замялся, а потом ответил:
«Алкин, я скажу и ты, надеюсь, меня поймешь. Я, знаешь, в людей вкладываю…».

Алла Плоткина
20 пунктов о Саше Любимове, которые полезно знать...
По версии Юлии Будинайте,
шеф-редактора программы "Жди меня"
1
Помнит всех по именам
(Или искусно делает вид)
2
Не боится говорить подчиненным
что работа должна доставлять удовольствие
3
Любит сложное
4
Любит красивое
5
Любит опасное
6
Любит титры
7
Любит своих детей
8
Не любит трусов
(Ну, мне так кажется...)
9
Не любит неуверенных
(Уверена!)
10
Не любит вялых
11
Не любит намеков
(Если уж, то...)
12
Знает, что нужно думать медленно, а решать быстро
13
Действует СРАЗУ
14
Если вы придумали новый «Фейсбук» — вам сюда
15
С идеями меньшего масштаба... Ну, не знаю... Попробуйте....
16
Умеет хвалить...
17
...После того, как похвалил — может незаметно для вас самих заставить все переделать
18
Умеет провоцировать
19
Ему интересно
20
Он улыбается
Революция информационного телевидения
Александр Михайлович совершил настоящую революцию в формате бизнес-телевидения в России. Телеканал РБК под его руководством превратился в главный источник информации для думающей аудитории.

Вспоминает ведущая РБК Наталья Княжевич
Новостное вещание
Концепция информационных передач с приходом на канал Любимова была полностью изменена. 15-минутные новостные выпуски пришли на смену 5-минуткам, появились единые большие часы, что дало возможность делать вещание нон-стопом. Появилась 3,5-ЧАСОВАЯ программа «Деловое утро» и итоговая программа 2-ЧАСОВАЯ программа «Таманцев».
Александр Михайлович запустил уникальный для России формат удаленных студий. Появились студии в отеле «Арарат Парк Хаятт», «Москва Сити», «Кемпински Мойка 22» в Петербурге, которые дали возможность оперативно получать комментарии от спикеров и повысили статус канала. Появилась возможность включений из Нью-Йорка, Лондона (из студии русской службы BBC), студии телеканала DW в Бонне. РБК стал единственным в России каналом, имеющим доступ к эксклюзивным комментариям по любой теме из разных точек мира в прямом эфире.
Контент
На РБК появился свой, уникальный стиль подачи новостей. Умный и тонкий юмор в новостях экономики и финансов — это то, за что зрители полюбили обновленный формат РБК и что стало главной визитной карточкой канала. Российский зритель впервые стал получать эмоции от экономических сводок и финансовых обзоров.
Под руководством Любимова редакторы программ учились сохранять баланс между точкой зрения власти и оппозиции, представителями противоположных взглядов. Он ставил высокую планку и для материалов, идущих в эфир, и для приглашенных экспертов, следя за тем, чтобы информация была не только надежной, но и эксклюзивной. Так появлялись новые форматы авторских программ. Например, в программе «Дело» бизнесмены сами становились ведущими и вели диалог с властями.
Визуальный ряд
Был осуществлен полный ребрендинг канала. Новая студия, новостной отдел за стеклом, краны с камерами, показывающие зрителю объем помещения, сделали картинку РБК сопоставимой с лучшими международными телеканалами. Были сделаны ставки на ярких, эффектных ведущих с собственным стилем подачи.
Спецпроекты
Александр Михайлович, со свойственным ему размахом, вовлекал канал в масштабные спецпроекты. В 2014 году РБК стал генеральным партнером паралимпиады в Сочи. Канал не только обеспечил информационную поддержку соревнованиям, но также запустил ток-шоу «Герои нашего времени», в котором Александр Любимов, Вадим Галыгин и Олег Бойко приглашали в студию спортсменов и известных людей с ограниченными возможностями, которые делились историями своего успеха.
А «Премия РБК» стлала главным светским деловым событием страны. Ежегодно в отеле Ritz Carlton награждают предпринимателей за достижения в области бизнеса и представителей власти за решения, которые делают бизнес-среду более эффективной.
Follow Lucy Newton on Twitter and join the mailing list
Made on
Tilda